Главная » 2008 » Октябрь » 17 » Телемания
09:09
Телемания

Данные новейших исследований мы резюмировали здесь лишь вкратце. И все же, наверное, из изложенного уже ясно, сколь иллюзорны были надежды, связывавшиеся с телевидением. Ожидавшийся качественный скачок к неуклонному повышению эмоциональных и когнитивных кондиций народных масс не состоялся, телевидение не смогло обеспечить действительный прогресс в сфере культуры. Настоятельное предостережение Нейла Постмена об угрозе превращения масс-медиа в современный миф оказалось как нельзя более справедливым, и уже объявлено об "отмене эйфории" (по выражению Опашовски). И в самом деле, в науке распространились более трезвые взгляды. Но они не в силах побудить телевизионщиков хоть как-то изменить подход к наезженным привычкам публики. Гонка за прибылью заставляет их любыми мыслимыми способами приковывать потребителя к экрану, если не повышая, то хотя бы удерживая на прежнем уровне время просмотра. Значит, следует опасаться, что, несмотря на отрезвление науки, в зрительских привычках широких масс ничто существенно не изменится. Правда, тут нужно сделать одну важную оговорку. Когда статистики говорят о потребителе телевидения, должно быть ясно, что речь идет только о вычисленной математическим путем средней величине, а не о живом человеке из плоти и крови. В действительности пропорции сложны и индивидуальны. Так, наряду с заядлыми телезрителями есть и неактивные, смотрящие телевизор лишь от случая к случаю, и даже люди, в силу своих убеждений никогда не смотрящие телевизор (в настоящее время их едва 3% от общего числа, но эта тенденция возрастает), — о них статистика, как правило, умалчивает.

Да и многочисленные сообщения, бьющие тревогу, надо воспринимать более спокойно, поскольку, конечно же, есть и множество людей, умеющих относиться к телевизору должным образом, а потому не имеющих проблем.
Звучит это обнадеживающе, но ближайшее рассмотрение показывает, что такие надежды тщетны.

Ведь из все более многочисленных международных исследований, посвященных поведению телезрителя, ясно одно: тот, кто сознательно ограничивает свое потребление телевидения, целенаправленно выбирая программы и умея самостоятельно обращаться с кнопкой "выкл.", обладает качеством, которого другим как раз недостает: у него выше образовательный уровень! Но он образование получил отнюдь не с телеэкрана, а в местах, где не смотрят телевизор, благодаря занятиям иного рода — посещению школы, чтению книг и газет, музицированию, путешествиям, спорту, хобби и т. п.

Лишь такое многообразие совсем других занятий дает ему способность успешно противиться засасывающему водовороту экрана, оставаясь хозяином положения.

Стало быть, его умение разбираться в масс-медиа получено не благодаря, а вопреки телевизору.
Тем не менее повсюду в Германии и до сей поры возвещают устаревшую догму — мол, умение разбираться в телевидении можно приобрести только через телевизор.

Люди с низким образовательным уровнем (а у заядлых телезрителей, как правило, и более низкий коэффициент интеллекта) с большим удовольствием идут вслед за такими манящими дудками крысоловов, предаваясь опьянению телекадрами и полагая, что процесс просмотра уже сам по себе действует на них образовательно.

А что образование требует высокой степени самостоятельности, интеллекта и критических способностей — способностей, которые не получишь, часами торча у телевизора, — им даже в голову не приходит.
Таким-то образом они скоро оказываются в рядах уже не раз исследованной категории заядлых телезрителей, которые чувствуют себя приятно и расслабленно, думают, будто хорошо развлекаются и получают добротную информацию, а в действительности попадают в класс людей загнанных, затравленных, постоянно живущих под гнетом стресса — как бы чего не упустить, как бы посмотреть все — и тем не менее никогда не насыщающихся, а жаждущих новых и новых "хитов" и больше всего на свете страшащихся пустоты, что наступает после выключения телевизора.

И даже когда уставшее тело сигнализирует им, что пора бы и прекратить, они не находят в себе сил на это — их воля парализована.

Выразимся со всей откровенностью: они обнаруживают все симптомы телемании.
Такие официальные учреждения, как Всемирная организация здравоохранения, уже давно причислили неумеренное потребление телевидения к маниям*, и надо оглушать себя изрядной порцией самообмана, чтобы не считать эту опасность даже возможной — опасность, в которой всякий в любое время может убедиться путем честного самонаблюдения.
В тумане иллюзий
Изначально к телевидению не подходили с теми мерками объективности и трезвости, какие мы считаем естественными для отношения к другим аппаратам: едва началось его победоносное шествие в отдаленнейшие уголки планеты, как вокруг него возник ореол универсального культуртрегера и благодетеля человечества.

С его распространением связывались самые далеко идущие ожидания, мало того, имел место чуть ли не религиозный экстаз, когда сбылось то, что прежде лишь смутно маячило где-то вдали.

Телевидение, как гласило общее эйфорическое мнение:
• избавит человека от социальной изоляции,
• даст большую экономию времени в быту,
• будет показывать реальный мир,
• позволит массам населения осваивать все больше информации,
• значительно поднимет образовательный уровень всего населения,
• сгладит различия между социальными слоями,
• будет способствовать развитию когнитивных способностей зрителя,
• поможет детям добиться лучшей успеваемости в школе,
• будет помогать лучше понимать политику и укрепит демократию.
Поначалу наука о масс-медиа не особенно старалась разогнать этот туман благих пожеланий.

Но в ходе десятилетий разрабатывались все более тонкие и подходящие инструменты наблюдения за предполагаемыми эффектами телевидения, и чем дальше продвигалось дело, тем менее предсказуемым становилось его поведение в действительности.

Результат оказался удручающим, поскольку ни одна из возлагавшихся на телевидение надежд не сбылась.

Совсем наоборот.
• Одиночество растет
Человек отнюдь не избавился от изоляции.

В 1996 г. опросы 57% населения Германии выявили растущие опасения относительно воздействия новых масс-медиа на межчеловеческую коммуникацию.

Известный исследователь социальных тенденций Хорст Опашовски замечает по этому поводу: "Чуть больше половины населения убеждено, стало быть, в том, что сращение компьютера, телефона и телевизора ведет только к одиночеству с машиной.

Многие видят в новых мультимедийных возможностях скорее бич одиночества, нежели прогресс в области коммуникации".
• Ловушка для времени: стресс вместо свободного времени
Какой телезритель не пришел уже на своем опыте к выводу, что мнимое наслаждение в конце концов оборачивается непреднамеренным способом убить, растратить время?

Ирена Неверла исследовала феномен "телевремени" в специальной монографии, обнаружив действующие тут тонкие психологические механизмы.
Опашовски далее сообщает: "Свежие социальные исследования (Ludtke, 1994) показали, что интенсивное использование мультимедийных средств в формировании личного досуга не дает никакой экономии времени, а, напротив, действует, скорее, как ловушка для времени.

Взаимодействие с мультимедиа расхищает временные ресурсы их потребителя.

Последствия этого — стресс и хронический цейтнот".
Немаловажный мотив такого поведения — страх упустить что-нибудь важное: "Подрастает целое поколение вскормленных дешевой пищей масс-медиа детей.

Уже сегодня каждый второй житель ФРГ по привычке читает во время еды.

А при включенном телевизоре читают и едят, гладят и чинят, развлекаются, говорят по телефону с друзьями или играют с детьми и кошками.

Всё хочется увидеть, всё хочется услышать, всё испытать, а главное — не упустить ничего в жизни".
• Нереальность и страх
Люди думают, что телевидение показывает им реальный мир.

Мол, телевизионные изображения в конце концов не могут обманывать.

Вот им и верят, верят безусловно.

Но авторы передач нацеливают камеры не на обычную жизнь, а на все необычное, сенсационное, на войны, катастрофы, насилие — словом, на все то, что годится для показа по телевидению больше, чем будни.

Постоянная битва за квоты эфирного времени не оставляет телередакторам никакого другого выбора.
Благодаря такому упорному выпячиванию всего проблематичного и негативного, преподносимого через множество ужасных картин, задевающих за живое, у заядлого телезрителя неизбежно усиливается впечатление, что он живет в мире, полном зла и опасности, и соответственно растет ощущение угрозы, а в его душе воцаряются страх и недоверие.

"Специфическая логика этой ориентации на аномальное состоит в том, что с ее помощью все аномальное практически становится нормальным, предстает правилом — тем самым действительность переворачивается с ног на голову", — пишет Клаус Ойрих
Джорджу Гербнеру в 1978 г. удалось эмпирически доказать, что заядлые телезрители больше, чем редко пользующиеся телевизором, подвержены влиянию телевидения, к примеру, в переживаниях по поводу показанных кровавых преступлений в реальной жизни, а потому и сами намного более боязливы.

Стало быть, мнимая действительность телеэкрана становится устрашающим фантомом.
• Культура чтения деградирует
Польза, ожидавшаяся от растущего информационного телевизионного потока, так и осталась ничтожно малой: предложенный Полом Лазарсфелдом в 1944 г. закон "more-and-more"*, по которому люди, пользующиеся одним СМИ, будут все больше использовать и другие СМИ, работает относительно журналов, только отчасти — относительно газет и не работает вообще относительно чтения книг.

В США, к примеру, газеты уже давно читаются все меньше и меньше.
В Германии время, затрачиваемое на чтение книг, в целом остается неизменным — обстоятельство, воспринятое как утешительное.

Но если принять во внимание, что в период с середины 60-х до начала 80-х годов доля молодых людей одного года рождения, поступивших в вузы, выросла с 32% до 52% и за тот же период примерно на 60% выросло свободное время, то вполне можно было ожидать и роста времени, затрачиваемого на чтение книг.

Но этого не произошло — если пользоваться соотносительными мерками, надо констатировать его сокращение.
Что эта зафиксированная в 1981 г. Элизабет Нёлле-Нойман тенденция со временем отнюдь не угасла, показано в подробном исследовании Гельмута ван дер Лара, пришедшего в 1996 г. к выводу, что "ранговое место чтения книг за последние полтора десятилетия заметно понизилось во всех обследованных группах".
По этому поводу автор исследования замечает: "Требования информационного общества, его медийные реалии, предполагают опытного читателя, заядлого читателя с развитым чувством языка (…).

Но повсеместно можно наблюдать прогрессирующее ослабление привычки читать, — таково надежно засвидетельствованное положение дел.
Оно должно вызывать обеспокоенность, поскольку проведенные в последние годы исследования неопровержимо доказали, что привычка читать, умение читать и желание читать есть комплексная ключевая способность, обеспечивающая психическое, социальное и интеллектуальное развитие детей и подростков.

Так, американские ученые Джером и Дороти Сингер уже в начале 80-х годов в многочисленных публикациях указывали на особую важность раннего чтения для развития воображения у детей, а в 1992 г. теоретически обосновали свои выводы50.

Дети, слушающие рассказы взрослых и рано начинающие читать, не только лучше владеют языком, но и способны более точно представлять себе действительность.

А активные читатели оказываются и активными мыслителями".
• Чем больше телевидения, тем меньше знания
Как уже упоминалось, журнал "Шпигель" обследовал в 1994 г. состояние общего образования в Германии, установив, что во всех сферах (кроме спорта) знаний у человека тем меньше, чем больше он смотрит телевизор.

Значит, о том, что телевидение способствует образованию, не может быть и речи.
Разумеется, этой оценке прямо противоположна самооценка завзятого телезрителя: вопреки всем научным результатам он упрямо остается при мнении, будто лично он "понял все", что передавали, да и вообще, "понимает то, что показывают по телевизору, легче всего".

В этой связи Герта Штурм приводит результаты следующего эксперимента: 100 подростков и взрослых просмотрели передачу на тему "бережливость".

"Передача была весьма трудная: речь шла о значении бережливости для всей экономики, а также о международной интеграции.

Авторы очень гордились передачей, особенно, как они думали, по причине ее доходчивости.

(…) Результат: все испытуемые сказали, что поняли передачу.

Но при детальной проверке обнаружилось, что подавляющее большинство не поняло ничего; и именно претензии авторов прояснить международные взаимосвязи оказались зрителям явно не по плечу"Штурм констатировала, что все они двигались по цепочке отдельных конкретных образов, от одного к другому, но совсем не обращали внимания на сопровождающий текст.

Действовали по принципу наименьших затрат: цепочка образов уже сама по себе внушает ощущение, будто все "понятно", — так зачем еще тратить силы на усвоение слов, по большей части абстрактных!

Эта форма поведения — воспринимать только образный ряд, а текстовой в той или иной степени игнорировать — засвидетельствована в многочисленных научных исследованиях как типичная для телепросмотров.
Стало быть, телевидение препятствует подлинному усвоению знаний как раз тем самым, что" в нем ценится больше всего — картинами, как будто бы совершенно реалистическими.
• Социальные дистанции растут
Да и различия между социальными слоями отнюдь не сглаживаются телевидением.

"Население с низким уровнем образования предпочитает телевидение, с более высоким — газету, журнал, книгу", — гласит итог долголетних исследований
А вот и другой итог: заядлые читатели гораздо лучше разбираются в масс-медиа, чем заядлые телезрители, а значит, много лучше умеют использовать телевидение.

Потому-то "пропасть в знаниях" между богатыми и бедными, как выражаются авторы исследования, грозит неуклонным расширением*.

При этом важно, по словам Элизабет Нёлле-Нойман, что "речь идет вовсе не только о знаниях — речь идет и о воображении, памяти, интуиции, фантазии, а ведь только они и есть, думается, подлинное богатство".
Начиная с 1985 г. благодаря увеличению числа телеканалов до более чем тридцати заметно сократилась доля телезрителей, смотревших телевизор главным образом ради получения информации, и в то же время намного увеличилась доля тех, что используют его ради развлечения.

Этот сдвиг "породил тип телезрителя — заядлого любителя развлекательных передач, которого в 1985 г. еще не было".

Поэтому потребление телевидения "грозит обернуться для большей части населения ФРГ весьма односторонней диетой.

А поскольку тенденции к специализации в зависимости от содержания передач и канала связаны с определенными социокультурными признаками, здесь намечается углубление социальных дистанций в отношении к масс-медиа, и прежде всего к политической информации, которую они предлагают.

О последствиях подобного углубления в условиях такого демократического государства, как ФРГ, где политика, получив необходимые законные полномочия, в значительной степени ориентирует свои решения и действия на масс-медиа, мы рассуждать здесь не станем — они отчасти очевидны"
• Большинство не знает азов масс-медиа
Идея, что телевидение развивает когнитивные способности, так до сих пор и не подтверждена.

Скорее, наблюдается прямо противоположное — ужасающий упадок владения речью и способности читать, прежде всего у детей и подростков.

Это явление я более подробно рассмотрю в 5-й главе.

Здесь довольно процитировать некоторые наблюдения Хорста Опашовски: "В течение десятилетий был спрос на приспособленного к среде, неавтономного потребителя, проявлять инициативу не требовалось.

У зрителей и раньше, и теперь вырабатывается условный рефлекс потребителя.

Идею, что счастье состоит только в росте потребления, поддерживает в особенности телереклама.

Таким-то образом имеющийся потенциал усвоения знаний скорее растрачивается, чем реализуется (…).

Результат — безграмотность во владении масс-медиа, неспособность достаточно компетентно осваивать их новые возможности.

Намечается грядущий раскол медийного общества на маленькую группу людей, помешанных на компьютерах, учившихся обращению с масс-медиа с самого детства, и на большинство медийно безграмотных, не выучивших в этой области ни аза.

Социальная наука уже заговорила о "синдроме Каспара Хаузера"*: потребитель видит только то, что видел уже много раз, и узнаёт при этом то, что и так знает.

Масс-медиа угадывают каждое его желание по глазам.

Но в том-то все и дело.

Подобно Каспару Хаузеру, потребитель масс-медиа оказывается под угрозой остановиться в своем развитии, ибо потребляет только то, что легко усваивается и ни к чему не обязывает, что интересно и развлекательно.

От него больше ничего не требуется.

Его творческие потенции, способность отбирать и критиковать отмирают".
• Заядлые телезрители все хуже успевают в школе
Проводившиеся в США на двенадцати — пятнадцатилетних подростках исследования взаимосвязи между потреблением телевидения, школьной успеваемостью и уровнем интеллекта "обнаружили исключительно негативную зависимость выразительности речи, математических способностей и навыков чтения от частоты телепросмотров".

Дороти Сингер в 1981 г. констатировала, "что дети, чаще смотрящие телевизор, отстают в речевых навыках от сверстников, смотрящих телевизор реже".

В ходе одного исследования, проведенного в Израиле в 1976 г., у заядлых зрителей детской передачи "Дорога к сокровищам" наблюдалось разительное снижение желания заниматься трудными задачами, если их решение удавалось найти не сразу же, а после сколько-нибудь напряженных усилий.

Можно привести множество других данных, которые вновь и вновь говорят о том, что телевидение не способствует школьной успеваемости, а, как правило, влияет на нее негативно.
• Не политическая зрелость, а растущая подверженность манипуляциям
Не иначе дело обстоит и с расчетом на то, что благодаря телевидению массы будут лучше понимать политику.

Нёлле-Нойман в 1981 г. на основе длительных демоскопических* исследований удалось доказать, что в 1952 — 1981 гг.

интерес к политике у населения вырос с 27 до 50% (от общего числа опрошенных), но в то же время умение разбираться в текущей политике, осведомленность об именах политиков и датах политических событий остались на уровне 1952 г. Исследовательница делает вывод: "Широко распространенный интерес к политике (может быть, лучше сказать — ангажированность), но малая политическая информированность: это сочетание несет в себе опасность — ведь преобладание общих эмоций и отсутствие знаний означают, что людьми легче манипулировать".С недавних пор, кажется, и сам этот интерес к политике стал уменьшаться.

Во всяком случае, исследование молодежного контингента дало недавно такой результат: "Смотреть по телевизору политические передачи подростки не любят — поэтому часто щелкают пультом ДУ, переключаясь с новостных программ на другие"
Райнер Пацлаф

1.
1.

Категория: Аспекты Фен-Шуй | Просмотров: 707 | Добавил: Айрис | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также:

[2019-04-07][Биоэнергетика]
Растения в нашем доме (6)
[2019-04-05][Биоэнергетика]
Аура дома - путь к благополучию (5)
[2019-04-03][Ваше здоровье]
С чем связан лишний вес? (5)
[2019-03-27][Аспекты Фен-Шуй]
Талисманы, которые привлекут деньги (6)
[2019-03-26][Аспекты Фен-Шуй]
Бамбук и его воздействие по фен-шуй (5)
[2019-03-25][Биоэнергетика]
Как проявляется самосглаз (6)
[2019-03-25][Саморазвитие]
Помощь и сила аффирмаций (8)
[2019-03-24][Ваше здоровье]
Влияние обиды на здоровье (5)
Всего комментариев: 4
4 trosnik1  
"Дети, слушающие рассказы взрослых и рано начинающие читать, не только лучше владеют языком, но и способны более точно представлять себе действительность. "
Побольше внимания подрастающему поколению и поменьше просиживания перед телевизором,может и оздоровление нации духовно и физически пойдет быстрее.
Стелана,благодарю!Статья очень злободневная. bangin book hands

3 taviana  
"Потребитель масс-медиа оказывается под угрозой остановиться в своем развитии, ибо потребляет только то, что легко усваивается и ни к чему не обязывает, что интересно и развлекательно". Все правильно. Замечаю это сплошь и рядом. Стелана, спасибо! smile

2 Irina58  
да уж...порой телевизор и включать не хочется...
Спасибо, Стелана!

1 Чайка  
"Ловушка для времени: стресс вместо свободного времени." Очень верно!
Спасибо, Стелана! smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]